понедельник, 29 октября 2012 г.

Девочки всегда девочки


Сегодня нечаянно достала с полки дневник старшей дочери Льва Николаевича Толстого, Татьяны, и зачиталась.
Татьяна вела дневник с 14 лет, и так удивительно мне в свое время было понять, что девочки во все времена - девочки, даже если они - дочери Льва Толстого. 

Вот она пишет о первом своем увлечении, Коле Кислинском: 

12 ноября 1878 г.Коля стал играть. Он отлично играет, но фортепиано у Дельвиг плохое, и маленькие ужасно шумели, так что ничего почти не было слышно. Он играл из оперы "Lucia di Lammermoor" и много сонат Бетховена. Потом мы танцевали вальс. Я танцевала с Колей. Пока мы танцевали, он спросил у меня, танцую ли я [кадриль]. Я сказала, что да, но потом я вспомнила, что это значит, и ответила, что нет. Тогда он меня пригласил на кадриль. Первую кадриль я с ним танцевала, а вторую с Антоном, а вальс со всеми, даже со всеми барышнями.

5 января 1879 г.
Коля на все святки уехал в Москву, так что я его ни разу не видала, а после святок я поеду в Москву, и опять мы не увидимся очень долго.

14 января 1879 г.
Нынче я бы была в Туле, если бы у Сережи не заболело горло, и увидала бы Колю. Он приехал из Москвы, и когда Росса была на моих именинах 12-го, то обещала мне, что если я буду нынче, она мне приготовит Колю. Ах, боже мой, как досадно, что этот несносный Гольга заболел!

К.Коровин. Портрет артистки. 1880
29 января 1879 г.
В театре была. Чуть не остались дома. Я охрипла. Мама не знала -- взять ли меня или нет, но я напилась горячего молока, и прошло. Играли "Лакомый кусочек" и "Скандал в благородном семействе". Видела Колю, говорила с ним, но он во втором и третьем антракте гулял с одной Быстржинской барышней. Ужасный урод!

4 февраля 1880 г.
К несчастью, теперь ни в кого не влюблена. Мне этого ужасно не хватает и как-то пусто от этого. Недавно была в Собрании на фокусах. Там был Коля Кислинский; он ко мне на весь вечер прилип и ужасно кокетничал, но напрасно, потому что я удержалась. Росса Дельвиг мне говорит, что он -- фат, и я ей верю; мне очень хочется его опять увидать, тогда будет решено, а то теперь я то влюблена, то нет.

К.Коровин. Девушка в саду, 1880

3 марта 1880 г.
Вчера была у Дельвиг, думала увидать у них много народу, а главное, Колю Кислинского, но никого не было. Мне ужасно было досадно и так плакать хотелось, что насилу удерживалась.

7 марта 1880 г. 
Пока писала, папа пришел, посмотрел, что я пишу. Я покраснела. Папа, я видела, очень не понравилось, но он только сказал:
- Что тебе за дело до всех этих Левицких?
 Нынче утром пришел и говорит мне:
- Я, - говорит, - об тебе вчера думал: мне больно и как-то оскорбительно, что ты с Надей офицеров пишешь.
Я знаю, чего бы он желал: он хотел бы, чтобы я была княжной Марьей, чтобы я не думала совсем об веселье, об Дельвигах, об Коле Кислинском и, если бы это было бы возможно, чтобы я не ездила больше в Тулу. Но теперь поздно: зачем меня в первый раз возили туда?
Но я сама теперь хочу не думать обо всех тульских. Я очень рада, что не видала Колю Кислинского. Я теперь больше не влюблена. Но иногда я вспоминаю, особенно когда Сережа играет венгерский танец, который он играл как-то у Дельвиг, то плакать ужасно хочется.

Дневник прерывается, а когда Татьяна решает снова писать, то в дневнике появляется ОН. Как, наверное, у всех девочек. ОН, когда даже имя страшно написать, страшно озвучить. 

К. Коровин. В лодке. 1888

5 июня 1882 г.
Подумаешь, и зачем только ОН приезжал в прошлом году? Так я спокойно жила, воображала, что в Кислинского была влюблена, и вдруг сыграла с ним раза два в короли и совсем вдруг моя жизнь переменилась. Я вся жила ИМ, все мои мысли были только о нем и до сих пор, что бы я ни сделала, что бы ни сказала - сейчас же подумаю: "Что бы ОН об этом подумал?" Я помню, когда ОН приезжал, я намеревалась с НИМ кокетничать, и завлечь его, и вместо того, сама с первого раза увлеклась. Когда ОН уехал и я так плакала, я все-таки думала, что через месяц я ЕГО забуду, но до сих пор я еще все так хорошо помню. И так меня волнует, когда я все подробности вспоминаю: наши разговоры за кулисами на окне, наши репетиции, как мы в кошки-мышки играли перед домом после спектакля и как мы друг другу руку пожали, когда мы рядом стояли. Как я была счастлива тогда и ни о чем не думала, и как меня врасплох застигла разлука. Я всю ночь просидела на постели и качалась. Я ничего не думала и не чувствовала, кроме того, что со мной случилось что-то ужасное. Это - первая ночь, которую я напролет не спала. На другой день я почти глаз не могла открыть, так они у меня распухли от слез, и то веселилась как сумасшедшая, то убегала за свою перегородку и рыдала. Раз ОН меня спросил: "Таня, ты кокетка?" Если бы ОН меня видел в тот вечер, когда ОН уехал, ОН бы не мог у меня этого спросить. Разве кокетки увлекаются? Зачем я все это пишу? Только раздразниваю себя. Самое вероятное то, что Он теперь за кем-нибудь ухаживает и ни разу обо мне и не вспомнит.

Но уже в сентябре того же года ОН становится просто "он", и это так мило, потому что все, как всегда, все, как и сейчас. 

10 сентября 1882 года.
Как-то давно мама сказала, что она уверена, что я выйду замуж за Писарева, и, или мне это внушили, или тоже предчувствие, мне часто кажется, что это может случиться. Я бы этого не желала, но я легко бы могла его полюбить. Что ему это в голову приходит -- я уверена.
После моего маленького романа мне трудно будет полюбить другого: он был слишком поэтичен, чтобы его скоро забыть. А может быть, я его слишком идеализировала.

Этой же осенью в ее дневнике впервые появляется Миша Сухотин, ставший впоследствии ее мужем. Но Татьяна в него не влюблена, по крайней мере, пока.

2 ноября 1882 г. 
В воскресенье у нас собирались родные, Дьяковы, Киля Кослинский (прим. шуточное прозвище Коли Кислинского) и Миша Сухотин. Он очень много пел и произвел такой фурор, что его оглушили аплодисментами. (Как гадко: французские слова по-русски.)
А Коля очень ошибся: сел сейчас же после Миши петь свои оперетки и романсы, и так тяжело и грубо, что скоро остался почти один за фортепианами.
В субботу мы званы на Мишу Сухотина с гитарой. Мы с ним продолжаем быть на "ты", хотя я хочу прекратить: все-таки он - мужчина, а я "девица". Хотя это - очень глупо: нельзя быть дружной ни с кем, кто - мужчина, сейчас толки пойдут, что влюблена. Треснула б!

К.Коровин. Зимние сумерки.


Я так и не вычислила, кем же были и кем стали эти Коля Кислинский, Писарев, Миша Сухотин (ну, кроме того, что он стал мужем дочери Толстого и отцом внучки Толстого) и появляющийся на страницах дневника далее Ванечка Мещерский, не нашла фотографий, да и фото самой Татьяны (она была хороша) нашла только в более старшем возрасте, поэтому позволила себе проиллюстрировать этот дневник картинами Константина Коровина, мне кажется, они более других подходят сюда. 

Продолжение следует.

13 комментариев:

  1. Слушай, я конечно понимаю, что мы вокруг да около ходим, но не до такой же степени!
    Вчера с этим Игнатьевым, сегодня с Сухотиной-Толстой. Я буквально час назад сняла её с полки и положила в кучку, куда собираю книги для пятничного отъезда.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ббггааггаа:))))))

      говорю же, шта это судьба:))

      я сегодня как Светик со смайлами:))

      у меня рука сама прям потянулась к ее дневнику, я сначала позырила 1905 год, что она там писала про волнения, а потом, вспомнив ее любовные волнения, начала листать сначала и зачиталась:)))

      но я только про мальчиков тут повыкладываю, маленько, уж очень забавно себя с нею сравнивать:)

      Удалить
    2. А я сильнее педалирую линию папА, я его тут попутно тоже подчитываю, письма и дневники. Все ж таки какая глыбища!
      Надо к чертям собачьим выбираться из этих долбанных Романовых с их интригами и прочими прелестями придворной жизни, а то прям уж ловлю себя на мысли, что только и выискиваю "клубничку".
      У меня тут есть одна задумка, раз уж до ЯП летом не доехала).
      Попробую в день памяти Л. Толстого (8 ноября) попасть на станцию Астапово, где он последние дни провел. Не то, чтобы это от прилесного села в шаговой доступности (нет прямого сообщения), но попробовать можно. Или попрошу М, чтоб съездить туда тремя днями раньше, когда он нас с детьми на дачку оттаранит.

      Удалить
    3. о, да!
      я щас искала фотки этих мальчиков и самой Тани, и нашла фото, как Софья Андреевна заглядывает в окно на этой станции, аж сердце сжалось, так жалко ее стало.

      я и Ясную хочу, ну, штоп ты по-своему пофоткала.

      Удалить
    4. Эх, в Ясную надо было летом ехать, или уже теперь по весне. Сейчас там совсем уныло.

      Удалить
    5. именно летом, будет же следующее:))

      я вообще - после фильма "Последнее воскресенье" и генеральшиных дневников пересмотрела отношение к Толстому. Он, оказывается, был такой веселый и смешливый дядька, в книгах совсем не такой, жаль.
      и тут вот у Татьяны: мы болеем, папА зашел и говорит: "даже смешно", и мы все засмеялись, а папА даже на кровать сел, так смеялся. типо того. :)))

      Удалить
    6. Ну да, тут и советская библиография постаралась сделать из него человека - мраморную глыбу, типа как Сергей Герасимов.

      Удалить
  2. Про Колю Кислинского.
    Кем был известно: Кислинский Николай Андреевич (К. К.) (1864–1900) — сын председателя Тульской губ. земской управы А. Н. Кислинского.
    А вот кем стал, это надо по архивам шарить, хотя вряд ли что найдешь, умер-то относительно молодым.

    ОтветитьУдалить
  3. А чего не приклеила её пантрет, писанный Репиным
    http://s017.radikal.ru/i431/1210/2f/308f748caa61.jpg
    Понятно, что ей тут под тридцатник, но все равно очень и очень, в духе времени.

    ОтветитьУдалить
  4. А вот и Николай Ге угольком помахал чуть раньше.
    тут её 23 года
    http://s018.radikal.ru/i514/1210/c8/2afdf78723a1.jpg

    ОтветитьУдалить
  5. интриги, расследования! :)

    спасибо за Колю!
    я, знаешь, думала, Писарева этого хоть идентефицирую, все же он из тех, кто рядом с Толстым ошивался, но фигу. Фамилия мелькает, а даже имени не нашла. но и искала, если честно, впопыхах.

    ога, я оба пантрета нашла, но в книшке ей еще даже 18 не стукнуло, или стукнуло, но только-только.

    ОтветитьУдалить
  6. а Мещерский - из князей Мещерских

    ОтветитьУдалить
  7. Да понятно, что из князей Мещерских. Только этих Мещерских, что Оболенских, что Голицыных, что Трубецких. В общем, как грязи)).

    Надо будет у Лёвушки повнимательнее к этим фамилиям присмотреться, вдруг где мимоходом обронит, ведь не просто так вхожи в дом были.

    ОтветитьУдалить