среда, 24 октября 2012 г.

Последний - 11, или бомба Каляева

Утром поняла, что не хочу писать про Сергея Александровича.
Когда я впервые  прочитала, что существует православное течение за канонизацию этого великого князя, то гомерически загоготала, но, стоило чуть-чуть углубиться в тему, и мне стало как-то вообще не смешно.



Действительно, к канонизации дело движется семимильными шагами. 


Вся информация делится на: 
1. порочный, неприятный, невежественный, реакционер, "наконец великому князю пришлось пораскинуть мозгами"
2. гуманный, благородный, девственник, благотворитель, защитник сирых и убогих, "жизнь, отданная Богу".

Истина, как водится, где-то посередине, но, боюсь, мы ее уже не узнаем. Я лелеяла надежду, что Лариса Павловна что-то вычитает из личных дневников князя, но вчера мы обе осознали, что дневники, выпущенные в свет православным издательством, вряд ли смогут раскрыть нам глаза на сущность написавшего их человека. 

Последней каплей для стала фраза с православного же сайта: "4 февраля 1905 г. в 2 часа 50 минут по полудни Сергей Александрович, как обычно, выехал из Николаевского дворца в карете с одним кучером, без охраны – последнее время он ездил даже без адъютанта никого не желая подвергать опасности." Курсив не мой и ашипки не мои. А что же тогда 2 февраля он не пожалел свою жену и племянников, а подверг их опасности, посадив в свою карету? 

В общем, надоели мне эти святые, будущие святые и их выдвиженцы.

Итак, 4 февраля Иван Каляев, революционер и террорист, завершил акцию "Боевой организации эсеров", бросив бомбу в карету великого князя. Приговор ему был вынесен еще в 1904 году, эсеры считали Сергея Александровича "серым кардиналом империи", а после 9 января, будучи уверенными, что великий князь был одним из тех, кто настоял на применении оружия против демонстрантов, заторопились с реализацией, ловя волну. 

остатки кареты

Запись из дневника Николая Второго:
4-го февраля. Пятница.

В 10 час. утра приехал принц Фридрих-Леопольд, отправляющийся на войну состоять при нашей армии. Он завтракал и обедал с нами и вечером уехал обратно в Берлин. Ужасное злодеяние случилось в Москве: у Никольских ворот дядя Сергей, ехавший в карете, был убит брошенною бомбою, а кучер смертельно ранен.
Несчастная Элла, благослови и помоги ей, Господи!

Из газеты "Русское слово"
5 (18) февраля 1905: 


Убийство Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича

Известие о потрясающем событии с быстротой молнии облетело вчера всю Москву. В три часа без двадцати минут Его Высочество Великий Князь Сергей Александрович в карете, запряженной парой лошадей, выехал из Малого Николаевского дворца и направился Никольским воротам. 
Сзади, на хорошей лошади, ехали сопровождавшие два агента охранной полиции. Едва поравнялась карета со зданием окружного суда, как раздался громкий взрыв, равный по силе залпу нескольких орудий, и поднялось облако дыма. Через момент мчались лошади с одной передней осью, и на возжах тащился кучер. В воротах лошади остановились перед въезжавшим извозчиком, и были задержаны публикой. Кучер Андрей, весь окровавленный, был поднят и поставлен к железной решете маленького сквера, откуда потом и взят был каретой "скорой медицинской помощи", Когда рассеялся дым взрыва, сбежавшейся публике, между которой было много офицеров и солдат, представилась ужасная картина: щепки кареты, лужа крови, посреди которой лежали останки Великого Князя. Можно было рассмотреть только часть мундира на груди, руку, закинутую кверху, и одну ногу. Голова и все остальное разбито было вдребезги и разбросано по снегу. В это время по тротуару убегал человек, одетый как рабочий, с окровавленным лицом и руками. 
Городовой Леонтьев, стоявший на посту против ворот окружного суда, и два агента охранной полиции бросились наперерез бегущему и задержали его. Задержанный быстро полез в карман, но руки его тотчас схватили агенты и в кармане нашли револьвер Браунинга, заряженный семью пулями. Это окончательно убедило их, что задержанный преступник.

Отсутствие на похоронах семьи императора и великих князей производило не лучшее впечатление. В.Ф. Джунковский пишет в воспоминаниях: "Говорят, что в первый момент государь хотел ехать в Москву на похороны своего дяди, но благодаря влиянию Трепова не поехал. То же было и с великим князем Владимиром Александровичем, старшим братом Сергея Александровича, который, как говорят, со слезами на глазах умолял государя отпустить, но государь не позволил ему ехать. А между тем, я думаю, если бы государь не послушался Трепова и приехал бы в Москву, это произвело бы колоссальное впечатление и подняло бы ореол царя среди народа".

Православные на своих сайтах по этой теме пишут, что Елизавета Федоровна якобы сама просила императорскую чету не присутствовать на похоронах, чтобы не подвергать их опасности, и тут, в горе, она думала не о себе. (примерная цитата)
Честно, надоело сопоставлять факты и отбрасывать предположения, там, где прошлись грейдером православные, уже ничего путного не найдешь. 


Из письма Елизаветы Федоровны:

Москва.
8 марта 1905 г.

Милая Минни, Я посылаю письма Павла, так как он пишет тебе. В моем письме к нему я не упоминала — совершенно правильно — о том, какова моя позиция по отношению к детям, и сказала, что я тоже “опекун” вместе с Ники. Действительно, моей святой задачей будет жить только для них и тем помогать Ники, который — их “опекун”, и все идет к тому. Во втором длинном письме я объяснила все Павлу, и так как все зависит от Ники, я его отправлю Ники. Не могла бы ты быть так добра, чтобы показать письма Павла Ники и после отправить их назад мне? Бедный Павел! Как он мог подумать, что со смертью Сергея все изменится! Эта ужасная смерть не может смыть ошибки Павла, только Ники был так добр, что позволил ему вернуться, чтобы помолиться у могилы своего любимого брата. Сергей, который был для него больше, чем брат, — как отец, как друг — и — о! как часто он заставлял Сергея страдать! То, что Павел время от времени приезжает сюда, в Москву, — это такая радость для детей, и оба хотят, чтобы он был один и каждый раз повторяют — один . Я думаю, что они действительно будут счастливы здесь. Им нравится этот дом, они любят маленькую тихую церковку, где лежит мой милый, и это учит их видеть, как могут мирно в Бозе покоиться любимые останки. Мы по утрам идем туда втроем и молимся там. Монашек читает днем и ночью сорокоуст, мы приносим цветы, и так как они, слава Богу, не видели моего милого, жестокое потрясение не изгладило впечатления о милом лице Сергея. А у меня его сгладил небольшой белый крест, установленный на месте, где он умер. На следующий вечер я пошла туда помолиться и смогла закрыть глаза и увидеть этот чистый символ Христа. Это была великая милость, и потом, по вечерам, перед тем, как ложиться спать, я говорю: “Спокойной ночи!” — и молюсь, и в сердце и душе у меня мир. 



Забавная эта сестра царицы.
Каляева, убившего ее мужа, она простила, а вот Павла - нет. "Как он мог думать, что со смертью Сергея все изменится!"

Итак, Россия стоит на краю пропасти, позади Кровавое воскресенье, многотысячная январская стачка рабочих, беспорядки в университетах, что привело в марте к их закрытию до конца учебного года, забастовки, подавляемые оружием, в приграничных регионах.

Николай Второй не понимал, почему россияне бунтуют, почему не могут довольствоваться своей судьбой, как это делал он. "Я придерживаюсь самодержавия не для своего удовольствия,   я действую в этом духе только потому, что я убежден, что это мне нужно для России, а если бы для себя, я бы с удовольствием от всего этого отделался", - из разговора со Святополком-Мирским. Все вело к тому, что необходимы политические уступки, и именно смерть Сергея Александровича была обстоятельством, сломившим волю Николая Второго и его нежелание идти на компромисс.

В этом феврале царь подписал три документа: манифест, который призывал народ к помощи в восстановлении порядка в стране, призыв все подданным подавать царю предложения по усовершенствованию "государственного благоустройства" и рескрипт (личное письмо императора) министру внутренних дел Булыгину с возложением на него поручения "привлекать достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предложений", т.е., говоря по-русски, собрать законосовещательный орган, или Думу.

Все это не улучшило положения в стране, а "Булыгинская Дума" не состоялась, началась "кампания петиций", в ходе которой либералы создали свою третью и саму мощную всероссийскую организацию "Союз союзов", которая до конца 1905 года определяла ход русской революции.

Продолжение следует.

11 комментариев:

  1. Я даже не хочу поднимать сам вопрос канонизации, как великомученников. Насколько я понимаю, великомученники - это те, кто пострадала за веру, принес себя в жертву, не отступившись от Христа. В этом плане я даже соглашусь с теми сотнями (или тысячами) загубленных церковников и даже не буде тыкать на то, что моральный облик большинства из них не слишком уж разнится с церковниками нынешними.
    Но вот эта вакханалия вокруг причисления к лику святых царской семьи (невинно или по делу убиенных) - это вообще ни в какие рамки. Особенно царя, который как известно из тех же дневниковых записей и воспоминаний не очень-то и любил в церковь хаживать.
    Если Эллу хоть как-то можно притянуть (и то весьма спорно) к канонизации за её благотворительность и богоугодную деятельность, то канонизация Сирожи просто вообще ни в какие ворота не лезет.
    А чо тогда не канонизируют Плеве, Столыпина? О, а А-2 канонизирован или нет?
    Поэтому я и держусь подальше от этой т.н. духовной сферы, не слежу за их вычистками истории и биографий отдельных личностей.
    Как говориться, имеющий уши да услышит, а имеющий глаза - прочитает. А когда они залиты елеем то и читать-то не надо, тебе на проповеди все расскажут.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. еще павел первый у нас есть, воистину страстотерпец.
      не, из царей только ники канонизировали. я так думаю, все это в пику коммунистам, настрадалась церковь в изгнании за 70-то лет.

      ой, я чета перечитала вчера, вот реально, по какой ссылке не пойдешь - либо педики со своим "он - наш", либо православные со своим кликушеством. ужоснах какойта

      Удалить
    2. Я у педиков вчера уржалась про Петра первого и Толстого))

      Удалить
    3. а я возмутилась нащет Толстого, совсем ипанулись со своими задними входами, всех готовы в свои ряды захапать.

      Удалить
  2. На следующий день после убийства она уехала в карете, задрапированной в черное, и не возвращалась долгое время. Она ездила в тюрьму, чтобы увидеть убийцу! Это повергло администрацию тюрьмы в полнейшее смятение; ничего подобного еще ни разу не было.
    И по сей день никто не знает, что произошло между моей тетей и убийцей ее мужа. Она настояла на том, чтобы поговорить с ним наедине. Я полагаю, что ею двигало христианское самопожертвование, но по городу циркулировало бесчисленное множество других версий этой беседы. Отголоски этих выдумок достигли ушей арестанта. Уязвленный словами, которые ему приписывали, он написал моей тете оскорбительное письмо. Разумеется, ей его не доставили.
    Несмотря на определенную долю восхищения, вызванного таким экзальтированным поступком, мы с братом принадлежали к поколению, которое было слишком рациональным, чтобы верить в полезность такого жеста. Анархисты в этот период были безумцами и фанатиками, полностью убежденными в справедливости и законности своих преступлений; разыгрывая из себя героев, они не нуждались в помощи и прощении, и уж конечно же не от жен своих жертв.
    =====================
    Эти горестные недели сблизили нас, и мы вели долгие разговоры, полные такой доверительности, какой мы никогда не знали раньше.
    Однажды она призналась мне, что очень страдала из-за любви мужа к нам, особенно после того, как мы с Дмитрием стали жить в их доме в Москве. Она признала свою вину в том, что была резка и несправедлива по отношению к нам, что было порождением ревности, и намеревалась теперь все исправить, испытывая особую привязанность к моему брату, который был любимцем дяди. Их связывали узы настоящей любви до того самого дня, когда события разлучили их навсегда.
    Что касается меня, то я всегда оставалась немного в стороне, и не могу сказать, была ли то моя вина или тети.
    ================
    Будучи всегда очень набожной, теперь она полностью обратилась к религии и искала утешения в ней. Казалось, ее жизнь с того времени была посвящена единственно благочестивым делам. Ей, всегда сторонящейся мирской суеты, траур стал служить оправданием для того, чтобы отойти от общественной жизни, и она всецело предалась исполнению своего долга, каким его видела, как мистического, так и реального.
    =====================
    Отец предпринимал попытки забрать нас к себе, но они не увенчались успехом: тетя удерживала нас при себе, исполненная сознания долга, в память о своем муже.


    Из воспоминании Марии Павловны. Согласись, хоть это и воспоминания, т.е. уже взгляд на ситуацию сквозь призму своего жизненного опыта и с анализом уже произошедшего, но написано жестко и рационально, безо всякой скидки на трагический конец в Алапаевске.

    ОтветитьУдалить
  3. какая молодец Мария Павловна!
    а у тебя ее воспоминания в бумаге, или в электронке?

    ОтветитьУдалить
  4. В электронке. Я ж тогда в ночи так загорелась, что прям ждать не могла и выкупила электронный вариант книги, чему несказанно рада. Не надо текст набивать))
    ================
    Щас в книжке про российское самодержавие читаю:
    ***4 февраля в Москве бомбой эсера-боевика И. П. Каляева, участника убийства В. К. Плеве, был убит вел. кн. Сергей Александрович, дядя царя, женатый на сестре царицы. Причиной вынесенного ему террористами смертного приговора было избиение полицией учащейся молодежи. Оппозиционность московских буржуазных кругов проявилась на сей раз в сочувствии убийству только что ушедшего с поста генерал-губернатора.
    Поначалу гибель Сергея Александровича как будто не произвела на царя ни малейшего впечатления (принц Фридрих-Леопольд Прусский, находившийся при русском дворе, был после получения известия из Москвы как ни в чем не бывало приглашен к обеду, после которого Николай II и вел. кн. Александр Михайлович «развлекались тем, что перед изумленными глазами немецкого гостя сталкивали друг друга с узкого и длинного дивана» (* по воспоминаниям Б.Бюлова, надо поискать). Но, конечно же, это событие, как и общественная реакция на него, не могло не оказать психологическое воздействие на царя, склонив его к реформаторским уступкам.
    Если после 9 января Мария Федоровна ужасалась, что сын ее был «совершенно спокоен и доволен», а сам он, несмотря на угрозу скорой революции, которой принц Петр Александрович Ольденбургский подкрепил свои настояния на созыве представителей или земского собора, заявил: «Что же мне делать, если это против моей совести?», — то можно допустить, что после 4 февраля лишенный по требованию своей охраны возможности поездок куда бы то ни было, царь должен был последовать поддержанному Александром Михайловичем совету Ольденбургского: «Есть минуты, когда своей совестью одной нельзя руководствоваться».
    ============
    Милый, милый царёк, что тут еще скажешь.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. это прекрасно, прекрасно, можна потом использовать?

      мемуаристы-то все, как один, поют, что царь был просто сдержан и воспитан, не показывал свои чувства посторонним, а тут такоэ чюдесноэ опровержение!! :))

      мне его нада:))

      Удалить
  5. Хороший пост.
    Одобряю.
    Только вот посещение великой княгиней Каляева было полицейской провокацией. Скоро выйдет статья об этом

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. спасибо, я старалась:)

      но какие в то время могли быть полицейские провокации, особенно в отношении великих князей и княгинь?

      Удалить
  6. Не в отношении великой княгини, а в отношении Каляева.
    Княгиня подыгрывала директору Департамента полиции Лопухину, и потом дала ему всю информацию о разговоре с Каляевым. Через несколько дней все появилось в газетах.
    Вот тут я выкладывал кое что:
    http://rinatzakirov.livejournal.com/619515.html
    Статья выйдет ориентировочно в январе, постараюсь выложить.

    ОтветитьУдалить